Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0
О нас  |  Обратная связь
Мы Сегодня - информационно-аналитическое издание

Лучшие предложения в пгт. Кирилловка базы отдыха и пансионаты.
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Авторизация

Навигация

Новости
партнёров
» Швеция (обзор)
Этой весной внимание всех меломанов мира приковано к Швеции. Здесь, в старинном городе Мальмё, пройдет 58-й конкурс песни Евровидение-2013. Отличный повод посетить Северную Жемчужину.

» Камбоджа - фото, цены, отзывы
Те, кто читал наши статьи о Непале и Индии, с легкостью представят себе Камбоджу. На первый взгляд, ничего нового, но только на первый. Да, дорожное движение, в котором, кажется, совершенно ...

» Израиль. Фото, цены, отзывы
Нет на Свете второго такого места, как Израиль! На крошечной по нашим меркам территории можно увидеть Величайшие Святыни трех религий, сокровища древности и чудеса природы, способные изумить даже ...

» Маврикий. Фото, отзывы, цена
Изумительный остров в Индийском океане, по ту сторону экватора, - самое подходящее место для эдема, рая на Земле! Здесь само понятие отдыха открывает нам новые неизведанные ранее грани.

» Аризона. Фото, отзывы
Одним из самых экзотичных, далеких и диких районов Америки можно смело считать ее юго-восточную часть, так называемый «округ четырех углов». Именно там сосредоточен весь жар пустынь и темперамента ...


Архив новостей



» Юань-доллар: дискуссии продолжаются
15 августа 2011 | Экономика и бизнес
Вопрос о «занижении» курса юаня (жэньминьби) широко обсуждался в 2010 г., а в марте нынешнего года американские конгрессмены заявили о его «значительном занижении». Нажим на Китай со стороны Конгресса не ослабевает. Законодатели США, напомню, уже предлагали ввести заградительные пошлины против китайских товаров, сетуя на «заниженный» курс юаня. Минторг США угрожал подготовить к осени доклад о «манипулировании курсом валюты» в КНР. В апреле 2010 г. ревальвация юаня стала одним из пунктов повестки встречи на высшем уровне в Вашингтоне между лидерами США и КНР. «Заниженный» курс юаня как причина дисбалансов в мировой экономике был лейтмотивом выступлений американской стороны на международных форумах. И даже известный фритредер и либерал П.Кругман осенью 2010 г. усмотрел в «дешевом» юане и китайском экспорте «обирание соседей»[1].

На апрельской встрече Ху Цзиньтао и Б.Обамы в Вашингтоне в 2010 г., как и ожидалось, Пекин не изменил позиции, сохранив за собой право на выбор той или иной политики в отношении курса национальной валюты. Одним из веских оснований для сохранения жесткой привязки к доллару был, помимо прочего, первый за многие годы дефицит торгового баланса КНР в марте 2010 г., составивший 7 млрд. долл. Достаточно скромным оказался и общий актив внешней торговли Китая за первый квартал 2010 г. - менее 15 млрд. долл.


Вскоре, впрочем, ситуация вернулась в более привычное русло, и вслед за восстановлением высоких темпов роста экспорта и актива во внешней торговле позиция Китая несколько изменилась. Летом 2010 г. Народный банк Китая после почти двухлетнего перерыва возобновил постепенную ревальвацию национальной валюты по отношению к доллару[2].


Разбирая вопрос о «заниженном» курсе юаня, стоит привести статистические данные о движении курсов валют азиатских стран, конкурирующих с КНР (в т.ч. на американском рынке). Возьмем пять лет, включая кризисные 2008-2009 гг. (табл. 1).    


Таблица 1. Среднегодовой курс валют в азиатских странах и территориях (к доллару США)


Страны и территории\ Годы

2005

2008

2009

КНР

8.19

6.95

6.83

Тайвань

32.17

31.52

33.05

Республика Корея

1024.12

1102.05

1276.93

Малайзия 

3.79

3.34

3.52

Индия 

44.10

43.51

48.41

Источник: Key Indicators for Asia and the Pacific 2010. ADB. P. 201.


Хорошо видно, что среди азиатских экспортеров Китай в годы кризиса был практически единственной страной, повысившей курс валюты. Эта картина напомнила события азиатского кризиса 1997-1998 гг., когда соседи КНР, девальвировавшие свои валюты, были весьма признательны Пекину за сохранение жесткой привязки юаня к доллару и ослабление экспортной экспансии.


На девятилетнем отрезке (табл. 2) картина примерно такая же: повышение курса юаня к доллару было значительно выше, чем у соседей-конкурентов.

Таблица 2. Среднегодовые курсы валют к доллару США

Страны

2001

2005

2006

2007

2008

2009

2001-2009*

КНР

8.3

8.2

8.0

7.6

7.0

6.8

+22.0

Индия

47.2

44.1

45.3

41.4

43.5

48.4

-2.5

Индонезия (тыс. рупий)

10.3

9.7

9.2

9.1

9.7

10.4

-0.9

Филиппины

51.0

55.1

51.3

46.2

44.3

47.7

+6.9

Республика Корея

1291

1024

955

929

1102

1277

-1.0

Малайзия

3.8

3.8

3.7

3.4

3.3

3.5

+8.5

Тайвань

33.8

32.2

32.5

32.8

31.5

33.1

+0.2

Сингапур

1.8

1.7

1.6

1.5

1.4

1.5

+20.0

Вьетнам (тыс. донгов)

14.7

15.9

16.0

16.1

16.3

17.1

-16.3

* Рост курса (+), снижение курса (-) в % к 1995 г.


Источник: Key Indicators for Asia and the Pacific 2010. ADB. P. 201.


Дополнительную ясность вносят данные о соотношении внутренних цен в азиатских странах по отношению к американскому показателю (табл. 3). На относительный уровень цен, как известно, оказывают непосредственное воздействие изменения курса валюты и инфляция. Допустимо заметить, что в 2005–2009 гг. происходило довольно быстрое и значительное снижение ценовой конкурентоспособности Китая. О занижении курса уже не очень правомерно говорить, если учесть, что среди перечисленных в таблице стран и территорий некоторые существенно превосходят КНР по уровню дохода. При этом по целому ряду экспортных позиций (ткани, швейные изделия, трикотаж) Китай начал проигрывать конкуренцию странам Южной Азии и Вьетнаму.

Таблица 3. Уровень внутренних цен по отношению к ценам в США, %

Страны

2000

2005

2006

2007

2008

2009

КНР

40.3

42.1

43.4

47.6

54.7

54.0

Индия

30.3

33.3

32.9

36.9

36.4

33.6

Индонезия

33.3

40.5

47.5

51.6

56.3

56.3

Таиланд

40.0

39.6

42.9

47.5

50.0

49.0

Филиппины

42.7

39.5

43.2

48.2

52.8

49.6

Республика Корея

65.9

77.0

79.9

81.5

69.1

60.9

Малайзия

44.4

45.8

47.6

51.6

56.3

56.3

Тайвань

72.5

60.1

56.8

54.6

54.6

51.7

Сингапур

69.5

64.8

66.7

72.3

76.2

71.9

Вьетнам

28.4

29.7

30.6

32.1

37.7

37.8

Япония 

143.6

117.5

106.9

101.9

112.7

121.8

Источник: Key Indicators for Asia and the Pacific 2010 www.adb.org/statistics


Добавим, что усиление инфляции в Китае в 2010 г., ослабляя ценовую конкурентоспособность экспортного сектора, стало очевидной причиной невысокого темпа ревальвации юаня, взятого регулятором. Курс китайской валюты за вторую половину года повысился по отношению к доллару на 3,3% на фоне более значительного удорожания валют других азиатских стран (5-15%).


Продолжилась в 2010 г. и тенденция опережающего роста импорта КНР по сравнению с экспортом. В результате, в январе 2011 г. актив торгового баланса Китая составил весьма скромную величину - 6 млрд. долл [3], а в целом за первый квартал нынешнего года был сведен с небольшим дефицитом.


Это неудивительно: Китай еще в 2009 г. вновь вышел на траекторию очень динамичного экономического роста. Можно предполагать дальнейшее сокращение актива торгового баланса и даже его дефицит в 2011 г. - внутренний рынок в КНР расширяется быстрее внешних. Поэтому в настоящее время вряд ли есть серьезные основания для ускорения ревальвации юаня, если иметь в виду чисто внешнеторговые факторы.


Иначе говоря, на наших глазах происходит весьма существенное сокращение дисбаланса во внешней торговле Китая - его среднемесячный объем в 2010 г. был существенно выше - порядка 15 млрд. долл. При этом китайский рынок сбыта оказался очень важным для промышленно развитых соседей. Без особого преувеличения можно заметить, что дефицит США в торговле с Китаем - следствие более фундаментальной причины - недостаточной конкурентоспособности американской промышленности в целом, а не «заниженного» курса юаня.


На этом фоне инвективы США в адрес КНР выглядят весьма неубедительно: ведь они аргументируются главным образом американским торговым дефицитом. Он, однако, не очень-то связан с китайским экспортом и темпами его роста. Обращение к внешнеторговой статистике за последние годы США показывает, что главным фактором дефицита остается цена на нефть. Так, именно в 2008 г. гигантский годовой дефицит в 840 млрд. долл. достиг месячного максимума в 77 млрд. долл. в июле, куда меньший дефицит внешней торговли в 2009 г. (517 млрд. долл.) был наименьшим в мае - 37 млрд. долл.


В декабре 2010 г. пассив внешней торговли США составил 53 млрд. долл., а его годовой объем перевалил за 640 млрд. На КНР, таким образом, приходится чуть более четверти дефицита США.


Адресовать КНР упреки в торговом дефиците не вполне корректно еще по ряду причин. Во-первых, экспортный сектор китайского хозяйства насыщен предприятиями с иностранным капиталом, в т.ч. из стран Восточной Азии, которые традиционно имели весьма значительный актив в торговле с США. В известной мере этот актив всего лишь «переселился» в Китай. Актив КНР в торговле с США, а также ЕС правомернее рассматривать как свидетельство более высокой конкурентоспособности Восточной Азии в целом.


Во-вторых, в самом Китае достаточно сторонников ревальвации юаня, которые выдвигают в пользу такой корректировки весьма серьезные аргументы: она может снизить издержки китайских предприятий, покупающих топливо и сырье, вести к ослаблению инфляции и т.д. Однако внешний нажим лишь ослабляет позиции этой части экономистов.

В-третьих, экспортный сектор уже понес значительные потери в связи с глобальным финансовым кризисом, случившимся не по вине КНР. В ряде его отраслей последствия возможной ревальвации оцениваются как «катастрофические» для прибыли и занятости.


Еще по ряду причин позиция США выглядит весьма уязвимой, а китайская - более понятной. В частности, стоит упомянуть о том, что в КНР уже некоторое время ведется критика чрезмерного насыщения экономики предприятиями экспортного сектора с невысоким техническим уровнем, импортирующим технологии, компоненты и т.д. На перспективу поставлена задача опоры на внутренний рынок, перехода от практики «сделано в Китае» к политике «сделано Китаем» и «сделано для Китая». Между тем, ревальвация как раз нанесет больший ущерб экспортному сектору, работающему полностью на технологиях и компонентах внутреннего производства.


И, наконец, еще одно обстоятельство, частично объясняющее высокий политический накал вопроса в США. В 1980-1990-е гг. США не обращали внимания на многочисленные девальвации валют развивающихся стран, в т.ч. Китая, усматривая в этом полезные для себя возможности. Почти монопольное положение на мировом рынке капитала и кредита, казалось бы, безусловное технологическое лидерство, надежное финансовое положение позволяли не тревожиться «по мелочам».


В первом десятилетии XXI в. ситуация изменилась кардинальным образом. В результате экономические успехи крупнейшей развивающейся страны, в немалой мере объяснимые ее продуманной и самостоятельной валютно-финансовой политикой, представляются угрозой американским интересам. «Заниженный» (чуть ли не на 40%) юань становится навязчивой идеей американского истеблишмента, что, помимо прочего, вряд ли позволяет рассчитывать на конструктивный вклад Вашингтона в реорганизацию международных финансов.


Торговый актив КНР, как известно, стал основным источником накопления крупных валютных резервов. Эти резервы (свыше 1 трлн. долл. приходится на доллары США) китайские экономисты нередко называют «долларовой ловушкой» - из-за возможности их значительного обесценения. Сокращение долларовой части резервов и их диверсификация - еще один пункт, по которому между Пекином и Вашингтоном возникли серьезные противоречия.


Весной 2010 г. азиатский гигант существенно сократил количество долларовых бумаг в своих резервах. Но речь, разумеется, не шла и не идет о полной замене доллара. Пекин явно настроен на постепенное выравнивание диспропорций в мировой экономике, постепенную интернационализацию юаня, постепенный переход к его конвертируемости по капитальным счетам.


Резкое повышение курса юаня было бы не только еще одним ударом по предприятиям, в т.ч. с иностранным капиталом, работающим в Китае на экспорт, но и очередным шоком для международных финансов. Готовя подобный шаг, Пекин, естественно, начал бы спешно избавляться от гигантских долларовых резервов, что при неустойчивой нынешней конъюнктуре грозит мировой экономике новым обвалом.


История взлетов и падений «мировых» и «региональных» валют говорит о невозможности вечных и универсальных (резервных) денег в мире, равно как и о невозможности раз и навсегда установленной иерархии в глобальной экономике и финансах. В них постоянно происходят изменения. Они, похоже, ведут или возвращают мировое хозяйство к полицентричному устройству. Понимая, что валютно-финансовая сфера является областью, где властвуют консерватизм и умеренность, торопить эти изменения не стоит.    


Вместе с тем, очевидно, что современная, резко выросшая роль Китая в мировой экономике еще далеко не полностью реализована в положении национальной валюты этой страны в международных расчетах, резервах и т.д.


Немалая часть нынешних дискуссий вокруг устройства международных финансов сводится к поиску, в т.ч. в истории, более устойчивых денежных единиц, чем те, которыми мы располагаем в настоящее время в виде т.н. обратимых или свободно конвертируемых валют. Особенно много претензий к доллару, эмиссия которого явно превосходит границы, допустимые для резервной валюты, и уже не соответствует роли США в мировой экономике. Вспоминают о золоте, какой-нибудь еще натуральной основе денег или, наоборот, размышляют о новой – договорной, по сути, - мировой валюте. Прорабатываются схемы, позволяющие реальному сектору минимизировать издержки общения с валютно-финансовой сферой.


Все эти предложения не новы: в кризисные времена всегда обостряется стремление к стабильности и устойчивости. Новизна ситуации, пожалуй, в том, что впервые в послевоенной истории стабильности положения угрожает состояние обратимых валют и «долговая бомба» в США[4]. Расширение регионального сотрудничества в валютно-финансовой сфере выглядит в этой ситуации полезной альтернативой. Укрепление взаимодействия России и КНР на этом направлении, нашедшее выражение, в частности, в начале биржевых торгов по паре «юань-рубль» на ММВБ в конце 2010 г., выглядит весьма перспективным.

 

Салицкий Александр Игоревич, доктор экономических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, ИДВ РАН.


Источники:
[1] Krugman P. When China Exports, Everyone Pays. Truthout. 04.11.2011.

[2] В течение длительного периода, с 1996 по 2005 гг., курс юаня к доллару оставался на уровне 8.28 к 1. Летом 2005 г. НБК начал постепенную ревальвацию, к середине 2008 г. соотношение между юанем и долларом достигло 6.83 и стабилизировалось на этом уровне до середины 2010 г.

[3] Экспорт составил 150.7 млрд. долл., импорт – 144.3 млрд. долл.

[4] Выражение бывшего госсекретаря Дж. Бэйкера. CNN. 10.04.2011.


Комментарии (0) | Распечатать |

 (голосов: 0)
 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • Китай решил укрепить юань к доллару, чтобы ограничить инфляцию
  • Золотовалютные резервы РФ превысили $550 млрд
  • Золотовалютные запасы РФ снизились до $581,1 млрд
  • ОПЕК ищет замену доллару
  • Курс евро к доллару обвалился до двухлетнего минимума

  •  





    {lb}



    Популярные
    статьи

    Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь
    COPYRIGHT © 2008-2009 Информационно-аналитическое издание "Мы сегодня" Все права защищены.
    При цитировании информации гиперссылка на Информационно-аналитическое издание "Мы сегодня" обязательна
    Продвижение сайта от компании Ру-Альт